Rus
  • Catalogue
  • About Us
  • Our Blog
  • Contacts
+996 (555) 303030

Сказ о Баламан Ата

Владимир Жданов
Владимир Жданов
Сказ о Баламан Ата

Сказ о Баламан Ата

Культура кочевого кыргызского народа отличается своим богатым и гармоничным содержанием. Кочевники изначально экоориентированы и отношения с окружающей средой у них выстраиваются с особой заботой о ней. «Пейли жакшы кем болбойт, пири болбой эл болбойт» говорят в кыргызском народе, что означает «При благом намерении жизнь твоя будет в достатке, а с помощью пиров народ будет процветать». Пирами называли покровителей природных стихий, и всех живых существ на Земле. До сегодняшнего дня через кыргызский фольклор до нас дошли имена таких пиров, как Малабай – пир домашней живности,  Ак байбиче (Кайберен) – пир горных архаров, Шаймерден – пир змей, Заңги Баба (Заңги Ата, Үзөңгү Баба) – пир коров, Ак Мүйүз – пир яков,  мышиный пир - Чие-Ата, покровитель собак – Кумайык, покровитель овец - Чолпон-Ата, лошадей –Камбар-Ата, верблюдов - Ойсул Ата, коз –Шыйпаң Ата (Чычаң Ата ), охотничьих птиц  –Алп кара куш (Буудайык, Чегир баян), скакунов – Дулдул (Желмаян), жуков и насекомых  –Кара Чаян, кузнечиков - Черте Баян, муравьев – Кумпа Баян, сурков и барсуков - Солтон Мерген. Покровители животных, пиры, оберегали, защищали людей от возможного негативного воздействия внешнего мира, стихий, природы, животных. Они служат своего рода буфером между миром человеческим и миром животных.

Не остались без покровителя и пчелы, являющиеся основным звеном в производственной цепи продовольствия.

Баламан Ата – пир и покровитель пчел. Легенда гласит, что некогда на одной из земель кыргызского государства правил крайне жестокий Бек. За его кровожадность и жестокость местные племена прозвали его «Мыкаачы Бек», что означает в переводе «Правитель-изверг». Нелюбовь своего народа Мыкаачы Бек заслужил также и за несправедливость в принятии решений. И бедные, и более зажиточные жители были вынуждены платить одинаковые и очень высокие налоги, и приносить дань семье и приближенному окружению Бека. Однажды на одном из летних пиршеств на жайлоо Мыкаачы Бек вместе с куском чучука (конской колбасы) проглотил сидевшую на куске пчелу. Пчела ужалила Бека в гортань, вследствие чего случился большой переполох. У Бека обнаружили до этого неведомую ему особенность его организма  – пчелиный яд для него был смертелен. Жизнь правителя еле спасли, вызывая всех сильных знахарей и лекарей. Прошло ровно два месяца как Мыкаачы Бек пришел в себя после укуса пчелы. В юртах правителя на всех дверных проемах были установлены толстые холстяные завесы, чтобы ни одна муха, бабочка, ни одно летающее насекомое не смогло пробраться во внутренние покои.  Тюндюк царской юрты не открывали вообще. Мыкаачы Бек был озлоблен и стал страшно бояться пчел. Однажды следующим летом к нему в гости приехали купцы с Ферганской долины и привезли вместе с красивыми тканями и расписанными шелками спелые фрукты (виноград, персики, черешню, хурму). Когда подносы с яствами принесли на стол,  на сладкой виноградной лозе Мыкаачы Бек вдруг заметил пчелу. Бек пришел в бешенство. Ни в чем не разбираясь, он обвинил купцов в попытке убить его и велел тотчас же кинуть их в зиндан. Долго не думая Мыкаачы Бек снарядил свои войска, призвал в ряды всех мужчин в возрасте от 13 лет до 80ти и отправил солдат и дружины во все стороны государства с приказом сжечь все пчелиные улья и истребить всех пчел, чтобы ни одна пчела больше не жужжала на территории его владений. Мудрые старцы пытались его остановить мольбами о том, что если нет пчел, то не будет и соцветия у деревьев и горных цветов, а без опыления цветущая долина, богатые жайлоо превратятся в безжизненные пустыни. Но Мыкаачы Бек был неумолим. Его собственная жизнь была ему дороже всего. Разум Бека был отуманен одной единственной мыслью – истребить пчел!

В этот поход вместе со всеми остальными мужчинами отправился и 15-летний Баламан, сирота, отец которого, чтобы выплатить налог Беку, погиб на охоте, а следом за отцом скончалась и мать от затянувшейся болезни.

Поход был тяжелым. Было много раненых, а также и погибших, которые срывались с горных утесов, чтобы достать пламенным факелом улья, висевшие над обрывом на скале. Это был не бой, а бойня, где каждый понимал, что рубит сук, на котором сам сидит, но в страхе за жизнь своих жен и детей, оставшихся в ставке жестокого Бека, мужчины вынуждены были выполнить его наказ и вернуться домой.

Царские войска и народные дружины охотились на пчел долины до самой поздней осени. Когда выпал первый снег, Баламан с солдатами Бека был высоко в горах, где они обнаружили последний улей. Солдаты приказали Баламану, как самому молодому и юркому, полезть на скалу, на вершине которой висел один-единственный улей. Баламан поднял голову, и понял, что он уже не вернется вниз. Это была дорога в один конец. Юноша начал карабкаться вверх. Пальцы, изодранные в кровь, от холода окаменели и перестали слушаться его, разжимая их, он с трудом их сжимал обратно, чтобы ухватиться за камень и не сорваться в бушующую горную реку. Солдаты внимательно наблюдали и криком торопили его. На улице шел дождь, переходящий в снег. Дырявые ботинки соскальзывали, Баламан, жизнь которого висела на волосок от гибели, молча, со стиснутыми зубами, и слезами на глазах поднимался вверх. Он уже не сможет вернуться в свое родное село, не увидит своего младшего брата, не услышит громкий смех Жайнагуль, задорной соседской девушки, не принесет воды с реки своей тайне (бабушке). С такой скалы не спускаются. Баламан вспомнил отца, который погиб во время охоты за горным козлом, он понимал, что Кайберен, прародительница горных архаров и косуль, не дала ему благословения на эту охоту, но отец был вынужден принести тушу, иначе Мыкаачы Бек забрал бы их последнюю корову, которая кормила своим молоком Баламана и его брата. Перед его глазами пробегали картины из его счастливого детства, когда долинами правил мудрый и рассудительный Адилет Хан, принесший людям изобилие и мир, объединивший сотни кыргызских разрозненных племен в  единое государство. Он взобрался на отвесную скалу, на вершине которой острым углом уходил каменный откос вниз. Между основной скалой и этим длинным, узким камнем, в тепле и защите висел последний улей. Баламан прополз по отвесистому камню и дойдя до места, где находился улей, протянул к нему свою руку. Улей был таким теплым, что напомнил ему кошму, нагретую жаром огня зимними вечерами в их родительской юрте. Коснувшись озябшими и окаменелыми пальцами глиняно-смолистую поверхность улья, Баламан остановился. Он услышал неторопливый стук копыт по камню. Баламан, все еще прижавшись к камню, осторожно поднял голову и обернулся. У его ног стояла Ак Байбиче, Кайберен, хозяйка гор и покровительница горных животных. Баламан не поверил своим глазам. Он хотел резко встать, но Кайберен мягко придавила копытом его ногу и промолвила: «Балам (сынок), осторожно! Еще одно движение и ты упадешь. Ты прошел долгий и сложный путь. Но они тебя дождались», и взглядом указала в сторону теплого улья, который упаковал себя воском и ушел в зимнюю длинную спячку. Баламан не мог понять, как пчелы его ждали, и вообще, поверить, что находясь на волосок от гибели он говорит с Кайберен. «Я должна была защитить в тот день косулю, носившую под сердцем ребенка. У твоего отца не было выбора перед Мыкаачы Беком, а у меня не было выбора перед всей Природой и Матерью-Землей», сказала Кайберен, не отрывая своих добрых глаз от глаз юноши. Но Баламан должен был завершить свое дело. Он отвернулся от Ак Байбиче и протянул руку вглубь камня. Нащупав снова улей, юноша сорвал его и вытащил наружу. Теперь ему надо вернуться с отвесного камня на скалу на более безопасное место и покончить раз и навсегда с жужжанием пчел, как наказал им Мыкаачы Бек. Он обернулся назад. Кайберен у его ног уже не было. Путь назад был чист. Внизу свистели и кричали солдаты. Один из них выпустил огненную стрелу. Стрела приземлилась рядом с Баламаном. Баламан нашел подходящее место, чтобы сжечь улей. Сколько таких ульев он уже сжег сложно было сосчитать. Все еще звучали слова Кайберен у него в голове: «Твой отец сделал выбор в сторону Мыкаачы Бека, я сделала выбор в сторону всей Природы».

У Баламана пальцы вконец замерзли, и он приложил их к теплому улью, чтобы ощутить тепло и хоть немного согреться. Когда он приложил обе ладони к улью, они вдруг крепко прилипли к его стенкам, и улей стал шевелиться в его руках, словно он был живой и соткан из мягкой кожи. Постепенно улей стал увеличиваться и нагреваться. В центре улья образовалось дупло, которое все расширялось и расширялось, и превратилось в золотисто-лиловую воронку. Баламан попытался оторвать улей из рук и выбросить его прочь, но вдруг странное ощущение охватило его. Ему казалось, что улей увеличивается в росте. На самом деле Баламан сам уменьшался, и в мгновение ока он стал настолько мал, что воронка в дупле улья затянула его. Баламан с криком “Ма-маааа!” исчез в воронке, улей закрылся.

“Это он!”

“Как он молод!”

“Какие у него красивые волосы”

“Наконец-то, наконец-то! Ак Байбиче привела его к нам”

“У него еще не зажила рана на голове, ему нужно маточное молочко. Отправьте за ним”

“Мама, мама, смотри, какие у нашего спасителя большие пальцы!”, говорил пчеленок своей маме, садясь на пальцы Баламана.

Баламан приоткрыл глаза. Над собой он увидел куполообразный потолок коричневато-желтого цвета, он местами поблескивал и переливался. Баламан внимательнее пригляделся. То были пчелы, десятки тысяч пчел облепили потолок, и временами двигали крыльями, что и создавало то самое мерцание, нежный блеск перламутра. Никогда прежде Баламан не видел такого красивого сочетания желтого с темным. Юноша закрыл глаза. Он чувствовал невероятный прилив сил. Баламан пошевелил пальцами и поднес их к лицу, кожа на лице была необычайно мягкая. Он удивился. “Что же со мной произошло?”, пытался он вспомнить все события прошедшего дня. Вдруг он услышал знакомое жужжание, глаза все еще оставались закрытыми. “Королева, вот маточное молочко”, услышал Баламан.

И здесь Баламан открыл глаза. Он не поверил своим глазам. Перед ним, взмахивая плавно крыльями, в воздухе висела большая пчела, больше похожая на Королеву. Такое Баламан мог, наверное, представить только из сказок, которые ему рассказывала его тайне. Баламан испугался. Никогда прежде он не видел подобных существ. Все они были похожи на пче, но почему-то большие, и живыми глазами, говорили на человеческом языке. “Я, наверное, умер”, подумал Баламан.

“Нет, ты не умер, Баламан. Ты жив. И ты единственный человек за всю историю человечества, которого допустило в свои владения наше  королевство”, промолвила та самая Королева. “Но сейчас тебе нужна помощь. У тебя большая рана на голове. Позволь мне наложить лекарство”, сказала Королева и подлетела к голове юноши.

“Ты знаешь, кто мы, Баламан?”, спросила тихо Королева, накладывая тонкими неными пальцами маточное молочко на кожу головы юноши.

“Вы? Вы..., вы, наверное, пчелы. То есть вы очень похожи на пчел”, робко ответил Баламан.

“Да, мы пчелы, Баламан. И мы были созданы Творцом для того, чтобы кормить и лечить человека. Мы рождаемся ради этого, и умираем тоже ради этого. Весь год мы живем только с одной целью – обеспечить человека всем необходимым для жизни”.

Королева и Баламан говорили долго. Она рассказала ему о том, как зародился это мир, историю Земли, и всего человечества, о том, как пчелы всегда приходят на помощь человеку и в радости, и в болезни. Перед глазами Баламана пролетали картины огромных цивилизаций самыми разными красками, и яркими, и печальными, тусклыми тоже. Пока они беседовали другие пчелы подносили Баламану очень вкусные яства. Он и не знал, что пчелы дарят людям не только мед, но и пыльцу, и прополис, и соты, и маточное молочко, и пергу. В пространстве, где находился Баламан, пахло очень приятно, аромат цветов перемешивался со сладким вкусом меда, и у юноши стала немного кружиться голова. Королева укрыла Баламана соломенным одеялом, и приказала остальным пчелам обеспечить парню полный покой. “Он очень страдал. Пусть разум его очистится от боли, пусть душа наполнится ароматами горного летнего джайлоо, пусть сердце снова почувствует любовь и тепло солнца, пусть наш Баламан обретет свою истинную силу, силу Баламан-Ата, Покровителя пчел!”

Прошла зима. Апрельской весной Баламан с ульем пчел направился в сторону высокогорного джайлоо “Каркыра”, куда не ступала еще нога человека, и до поздней осени в девстенных лесах и лугах Каркыра они с Королевой вырастили тысячи маленьких пчелят в сильных и трудолюбивых пчел. Каждые два года Баламан-Ата кочевал с одного пастбища на другое. На прежнем кочевье он оставлял сотни новых и окрепших пчелинных семей. И таким образом, роду человеческому был возвращен самый целебный и вкусный дар от природы – пчелинный мед.

Баламан-Ата прожил 800 лет. Он умел перевоплощаться в пчелу, когда кому-либо из них нужна была помощь, или когда люди сильно заболевали с тем, чтобы своим жалом ввести в человеческое тело сильнодействующий и целебный пчелинный яд. Однажды на джайлоо привели и оставили лежать голым на траве молодого парня, лет 15-ти. Дедушка парня велел сделать это. “Только Баламан-Ата может его вылечить. Я верю, что он придет.” Баламан-Ата не заставил себя ждать. Через три дня парень сам вернулся домой, абсолютно здоровый. На его теле были обнаружены несколько уплотнений от укуса пчел.

Мыкаачы-Бек был свергнут и изгнан из кыргызского государства. Старая вещунья Умай Апа сказала ему на прощание: “Пчелы прокляли твой род. Человеку пчелинный яд – лекарство, твоему же роду – это смерть. Но Творец великодушен, он послал спасение тебе от данного недуга. Это любовь. Только любовью к пчелам можно будет обернуть проклятие вспять.” С тех пор потомки Мыкаачы Бека стали заниматься вплотную пчеловодством, оберегать, развивать, заботиться о пчелах.

Бабушки в глубинках наказывали детям не разрушать пчелинные улья и не обижать пчел и упоминали: “Баламан Атанын каргышы тийет”, то есть “Баламан Ата нашлет на вас свое проклятие”, и никто не трогал места обитания пчел.

Сегодня компания “Амангринфуд” восстанавливает забытую легенду о Баламан Ата с тем, чтобы малый и средний бизнес Кыргызстана, промышленные предприятия, общее население с должной заботой и уважением относились к этим крохотным, но очень важным в нашей жизни созданиям, медоносным пчелам, создателям природной аптеки в одном букете, вкусного и полезного меда.